Новости

Адвокатский вопрос

Предприятия содействуют получению штатными юристами статуса адвоката, однако, учитывая ажиотаж, могут не успеть к моменту полного вступления в силу конституционных изменений

Особый статус адвокатов, дискуссия вокруг которого велась в течение всех лет независимости Украины, скоро станет реальностью. Уже сейчас представительство интересов в Верховном и кассационном судах (если только представитель не вступил в дело ранее) осуществляют лишь адвокаты. С 2018 года такое представительство будет обязательным и в апелляционных судах, а с 2019­го — и в судах первой инстанции. Не предвидятся исключения из этого правила и для юридических лиц, в штате сотрудников которых нередко работают квалифицированные юристы по трудовым договорам. Как только стало понятно, что юрлицам придется пользоваться услугами адвокатов, многие наняли в штат адвокатов или поддержали штатных юрисконсультов в получении ими свидетельств о праве на занятие адвокатской деятельностью. Дескать, без проблем: вам надо свидетельство — мы покажем. Однако все планы корпоративных юристов решить вопросы судебного представительства за счет наемных работников чуть не разрушили в Государственной фискальной службе (ГФС), издавшей 15 августа 2017 года индивидуальную налоговую консультацию № 1603/С/99­99­13­01­02­14/ИПК, согласно которой адвокат, работающий по трудовому найму, не может представлять в суде своего работодателя. Однако в консультации есть некая недосказанность, что позволяет юридическим лицам возлагать представительство в судах на адвокатов, работающих юрисконсультами в таких компаниях. И они к этому массово готовятся.

 

 

Договоримся 

 

По мнению Виктории Мельниченко, руководителя юридического отдела COFCO INTL, Украина и СНГ, новые правила для транснациональных корпораций, иностранных компаний, присутствующих на Украине, сложности не представляют — они привыкли отдавать судебные тяжбы на аутсорсинг: «В частном бизнесе для крупных компаний «запрет» юрисконсульту в штате — адвокату представлять интересы работодателя в суде не считаю проблемой. Как правило, глобальные мультинациональные компании не «раздувают» штат сотрудников, исповедуя принцип максимального привлечения аутсорсинга по судебным делам. Поэтому своей первоочередной задачей сегодня вижу правильно сформированный бюджет на юридические услуги, позволяющий привлекать квалифицированных внешних адвокатов». Куда сложнее, по мнению г-­жи Мельниченко, придется украинским государственным и коммунальным компаниям. «Если бы я сейчас была руководителем юридического отдела какого-­нибудь государственного или коммунального предприятия, то прокомментировала бы ситуацию цитатой из «Золотого теленка»: «Когда я вижу эту новую жизнь, эти сдвиги, мне не хочется улыбаться». По опыту знаю, что именно с бюджетами таких предприятий привлекать к каждому судебному делу адвокатов по договору на оказание правовых услуг нереально», — поясняет Виктория Мельниченко.

Тем не менее г-­жа Мельниченко подала документы для сдачи квалификационного экзамена несмотря на то, что для нее адвокатский статус не столь важен, а также призывает к такому шагу свою команду. Хотя из-­за ажиотажа (как и в случае с получением биометрических паспортов в связи с введением безвизового режима) многие юрисконсульты могут не получить адвокатские свидетельства к моменту вступления конституционных норм в полном объеме. «Правда, сегодня искусственно сложилась патовая ситуация с количеством желающих сдать квалификационный экзамен, и я, например, могу сдать его, судя по очереди, примерно в сентябре следующего года», — подтверждает эту гипотезу г­жа Мельниченко.

Вместе с тем руководитель юридического отдела COFCO INTL, Украина и СНГ настроена оптимистично: «Я все же верю в законодательные изменения относительно монополии адвокатуры, ратуя за то, что в малозначительных спорах с определенным лимитом суммы иска, а также в ряде других споров, например, с государственными органами, интересы предприятия сможет представлять юрисконсульт без адвокатского удостоверения».

В крупных украинских компаниях не ожидают от законодателей поблажек и готовятся к тому, чтобы иметь возможность представления их интересов надлежащим образом независимо от того, в каких спорах будет разрешено участвовать представителям не из числа адвокатов.

Так, Светлана Иващенко, директор департамента юридической поддержки и сопровождения бизнеса ПАО «Укртелеком», рассказала, что в их компании рассчитывают на внутренних юристов и готовы заключать с ними любые договоры, какие потребуются для надлежащего подтверждения полномочий. «В «Укртелекоме» работают в целом более 100 внутренних юристов (в кооперативном центре и областных филиалах), среди них есть юристы, имеющие адвокатские удостоверения. Услугами внешних юристов/адвокатов «Укртелеком» традиционно почти не пользуется (исключение — критические ситуации) и не планирует менять политику в будущем, несмотря на «адвокатскую монополию». Мы планируем, чтобы в каждом регионе были два-­три юриста с адвокатским удостоверением, и рассчитываем, что это удовлетворит основные потребности», — поделилась г-­жа Иващенко. Она также добавила, что в компании готовы заключать с внутренними адвокатами договоры об оказании правовой помощи (и такие договоры уже заключаются) и любые другие документы, необходимые для подтверждения полномочий.

Александр Петриченко, директор юридического департамента группы компаний «Новые Продукты», отмечает, что позицию ГФС относительно необходимости заключения договоров об оказании правовой помощи между предприятиями и так называемыми внутренними адвокатами не воспринимает серьезно: «Налоговый орган в целом прав, но он не уполномочен на подобные разъяснения в части необходимости заключения договора между сотрудником со статусом адвоката и работодателем и откровенно выходит за рамки своих полномочий». При этом г­н Петриченко поясняет, что, как и ранее, когда возникала необходимость в представлении интересов его работодателей, он всегда заключал отдельный договор на представительство интересов клиента не только в судах, но и в иных органах и учреждениях по необходимости. При этом главный юрист ГК «Новые продукты» признает: когда возникнет уже безальтернативная ситуация с необходимостью участия в судебных заседаниях адвокатов, компания готова заключать договоры об оказании правовой помощи со своими сотрудниками, имеющими адвокатские свидетельства.

 

Из юрисконсульта в адвокаты

 

В то же время работодатели по ­разному подходят к решению вопроса получения адвокатских свидетельств штатными сотрудниками. Например, в ПАО «Укртелеком» готовы взять на себя финансовую часть. «Сейчас основная ставка сделана на то, чтобы обеспечить получение адвокатских удостоверений внутренними юристами, имеющими достаточный уровень квалификации и высокую лояльность к компании. Компания оплачивает взнос за сдачу квалификационного экзамена и плату за прохождение стажировки своих внутренних юристов», — рассказала Светлана Иващенко.

В ГК «Новые продукты», напротив, считают, что получение адвокатского свидетельства — личное дело сотрудника. «С моей стороны еще год назад четко был дан сигнал всем моим коллегам, с кем я сейчас работаю в корпоративном секторе, чтобы не затягивали до последнего и уже занимались получением адвокатского свидетельства. Насколько мне известно, все мои коллеги, кто занимался и занимается представительством интересов в судах, уже активно работают над присоединением к адвокатскому сообществу и до конца года, скорее всего, будут уже сертифицированными адвокатами. Наша компания не принимает участия в процессе получения ими свидетельств, поскольку мы считаем, что повышение уровня квалификации, необходимого как сегодня, так и в будущем — это все­-таки личностный рост и личная мотивация сотрудника. Таким образом, мы закрываем вопрос о возможных сложностях и дополнительных расходах на привлечение внешних адвокатов или адвокатских компаний», — отметил Александр Петриченко.

 

Позиция адвокатов

 

В том, что предприятия смогут и в дальнейшем обходиться собственными юристами, солидарны и адвокаты.

Так, по мнению адвоката Олега Вдовичена, управляющего партнера АО «Вдовичен и Партнеры», ответ ГФС является продолжением спорного тезиса относительно возможности адвоката иметь статус физического лица — предпринимателя (ФЛП), ведь фактически запреты, предусмотренные подпунктом 14.1.226 пункта 14.1 статьи 14 Налогового кодекса (НК) Украины, касаются не только наемных работников, но и ФЛП. «ГФС Украины последовательно подчеркивает, что физическое лицо, осуществляющее независимую адвокатскую деятельность, не может быть предпринимателем в рамках такой адвокатской деятельности», — напоминает г­н Вдовичен. По его словам, адвокаты нередко ограничивались регистрацией в качестве предпринимателей в сфере права и плательщиков единого налога и представляли интересы в суде на основании доверенности, выбирая более удобную систему налогообложения.

Однако с введением монополии адвокатуры ситуация несколько изменилась, отмечает г­н Вдовичен. «Принимая во внимание аксиому, что в суде представителем может быть только адвокат, зарегистрированный в органе ГФС как самозанятое лицо, можно считать вполне оправданным то, что он не должен выполнять функции, связанные с выполнением трудовых обязанностей в пользу работодателя. Другой вопрос, если наемный работник, например юрист, имеет адвокатское свидетельство и зарегистрирован как самозанятое лицо, работает неполный рабочий день (неделю). Какие преграды (кроме мнения ГФС) мешают такому лицу заключить договор об оказании правовой помощи с работодателем, но в качестве адвоката? — размышляет Олег Вдовичен. — Считаю, что запретов нет и в аспекте соблюдения требований относительно налогообложения. Работать в понедельник юристом в качестве наемного работника на условиях неполного рабочего дня, а в пятницу заниматься адвокатской деятельностью закон не запрещает. Так что можно предположить, что в случае претензий фискальных органов будут все основания для решения соответствующих споров в пользу налогоплательщиков».

Николай Пашинский, адвокат, управляющий партнер АО «ФОРТИС», член правления Ассоциации адвокатов Украины, подчеркивает, что по трудовому договору представительство интересов в суде как вид адвокатской деятельности осуществляться не может, и ссылается, в частности, на позицию Совета адвокатов Украины по этому вопросу ввиду обязательности решений органов адвокатского самоуправления для адвокатов. «Хотим обратить внимание на то, что решением Совета адвокатов Украины № 54 от 7 апреля 2017 года было утверждено разъяснение по некоторым вопросам представительства адвокатом юридического лица. Из решения следует, что представительство интересов предприятия в судах лицами, которые имеют свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью и являются наемными работниками этого же предприятия, возможно исключительно на основании договора об оказании правовой помощи в соответствии с требованиями Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». В таком случае представительство интересов юридического лица осуществляется на основании договора о правовой помощи и нельзя считать, что имеет место исполнение работником обязанностей, предусмотренных трудовым договором», — резюмирует г-­н Пашинский.



Источник: http://pravo.ua/article.php?id=100115955

 

Форма обратной связи:

Вы не ввели имя
Вы не ввели контакты
Вы не ввели контакты
Вы не ввели сообщение

Все поля обязательны к заполнению

Ваше сообщение успешно отправлено

В ближайшее время с Вами свяжется специалист нашей компании и ответит на вопросы.

Спасибо за обращение!