Новости

Криптогривня и Blockchain. О правовом статусе национальной криптовалюты

Криптогривня и Blockchain. О правовом статусе национальной криптовалюты

В течение последнего времени количество новостей о криптовалютах и внедренной благодаря Bitcoin технологии Blockchain увеличивается в геометрической прогрессии. Но, как всегда, мнения специалистов разделились: некоторые считают эту технологию и вообще бум с Bitcoin'ом финансовым пузырем, другие (большей частью специалисты по IT и IT-юристы) – новой революцией, которая может помочь человечеству во многих областях: уменьшить роль банков в финансовой сфере, увеличить сегмент p2p-бизнеса, заменить нотариальную деятельность смарт-контрактами.

Особое место для нашей страны в данном массиве новостей занимают сообщения руководителей департаментов НБУ о создании отечественной криптовалюты – криптогривни. По моему мнению, если о роли криптовалют в финансовом сегменте можно будет говорить после следующей волны экономического кризиса (на данный момент доля криптовалют на рынке незначительна – 150 млрд долларов США для всех криптовалют на сентябрь 2017 г., из них доля Bitcoin – 72 млрд) и только когда (а не если) регуляторы мира, прежде всего SEC США, определятся с их правовым статусом, то о технологии Blockchain можно уже утверждать по примерам тех же США, Грузии, Японии и Сингапура как о выдающемся этапе развития общества. Отдельно следует отметить такой вид деятельности, который может пострадать в случае падения курса криптовалют, – это контрабанда оборудования для ферм, которые майнят крипту (ведь в большинстве случаев оно именно так попадает в нашу страну).

Что касается актуальности для юриспруденции темы криптовалют, то перед теоретиками возникает много вопросов: внедрение в законодательство Украины новых терминов, принятие законодательных актов относительно регулирования правового статуса и обращения криптовалют, формирование правовой позиции относительно майнеров и смарт-контрактов в отечественном законодательстве, запрет (как это сделано в Китае) или урегулирование процедуры проведения ICO и неопределенность с правовым статусом токенов. Практикующим юристам следует определиться, являются ли майнеры преступниками или адептами новой виртуальной революции (так сказать следующего технологического уклада, как считают некоторые ученые-экономисты), внедрить действенную систему смарт-контрактов и "блокчейнизации" кадастров, ввести действенный механизм регулирования криптовалютных бирж.

Если брать мировой опыт правового статуса криптовалют, то в Японии криптовалюта определяется законом как ценность, подобная активам (asset-like values); в США в связи с особенностями правовой системы признается в качестве аналога денег, как собственность и как товар на бирже; в ЕС – как виртуальная валюта.

В нашей стране НБУ в своем письме от 2014 года определял Bitcoin как денежный суррогат. Такую правовую позицию ГФС в сентябре 2017 года подтвердила в ответе на запрос одного из информагентств, в котором сообщила: "Разъяснение относительно правомерности использования в Украине "виртуальной валюты/криптовалюты" предоставлено Национальным банком Украины от 10 ноября 2014 года, по которому Национальный банк рассматривает "виртуальную валюту/криптовалюту "Bitcoin" как денежный суррогат, который не имеет обеспечения реальной стоимостью и не может использоваться физическими и юридическими лицами на территории Украины в качестве средства платежа, поскольку противоречит нормам украинского законодательства".2

Среди преимуществ использования криптогривни будет ограниченность этого ресурса, как, например, это происходит с другими криптовалютами: только определенное количество единиц Bitcoin'а добывается майнерами. Другой путь, как это планирует сделать Китай в своей валюте "Феникс", – привязка к золоту. Но цель данной статьи не акцентировать внимание на экономических профитах от внедрения криптогривни (пусть этим занимаются специалисты в своей области, к которым, по моему мнению, можно отнести организатора Bitcoin foundation Михаила Чобаняна и Валерия Огиенко из фонда развития социальных инноваций – CryptoРусь), а поднять вопрос юридической основы внедрения отечественной криптовалюты и криптовалют вообще.

Поэтому в связи с неизбежным внедрением в украинское законодательство вышеупомянутых технологий предлагается принятие Верховной Радой, как минимум, к рассмотрению проекта закона о криптовалютах, в котором бы указывалось отличие криптовалют от электронных денег и определялась их роль по тесту Хоуи (разработанной Верховным Судом США процедуре, которая позволяет определить, является ли финансовый инструмент ценной бумагой; чтобы попасть под определение ценной бумаги, инструмент должен включать инвестиции в совместное предприятие, с ожиданием прибылей, благодаря усилиям третьей стороны), а также прописывалось бы законодательное регулирование процедуры ICO с обязательным разъяснением роли токена. В случае внедрения криптогривни в ближайшее время, можно бы было дополнить закон ее определением. Также уместным было бы внести изменения в ГК относительно смарт-контрактов и закрепить в ведомственных подзаконных актах НБУ и ГФС возможность дальнейшего использования технологии Blockchain.

Следует напомнить, что Министерство юстиции Украины подписало с компанией Bitfury меморандум о переводе на Blockchain аукционов СЕТАМ и Государственного реестра вещных прав на недвижимое имущество, что по примеру Грузии (в 2017 году было переведено 100000 свидетельств о праве собственности на земельные участки с помощью технологии Bitcoin Blockchain) может снизить финансовые расходы и упростить процедурный момент в этой сфере. Но перспективы развития данного сегмента – это отдельная тема.

 

Источник: http://uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA010758

Форма обратной связи:

Вы не ввели имя
Вы не ввели контакты
Вы не ввели контакты
Вы не ввели сообщение

Все поля обязательны к заполнению

Ваше сообщение успешно отправлено

В ближайшее время с Вами свяжется специалист нашей компании и ответит на вопросы.

Спасибо за обращение!