Новости

«Предоставлять безупречно услуги сегодня уже мало» — адвокат Игорь Опадчий

06.09.2018 22:00Источник: Медиа портал «Алиби»

Мы живем во времена быстрых изменений, которые происходят в том числе и в юридической практике. Если еще десять лет назад казалось, что можно прогнозировать бизнес на годы, то сегодня любые предсказания содержат предостережение относительно динамики изменений и влияния новейших технологий на жизнь человека. Вместе с тем все же хочется знать, что ожидает юридический бизнес в будущем и как подготовиться к изменениям.

Разбираться с влиянием массовой глобализации и диджитализации на юридический мир мы пригласили Игоря Опадчего, доктора философии, адвоката, автора научных монографий и статей, депутата Киевского городского совета, партнера юридической компании JN Legal.

— Сейчас мы все являемся свидетелями технологической революции в сфере экономики, происходят подобные процессы в сфере юриспруденции. В чем их суть?

— Следует выделить процессы, связанные с диджитализацией бизнеса и с новым значением интернета. Не все заметили эту трансформацию глобальной сети, но сегодня интернет перестал быть только средством передачи информации. Он стал средством передачи ценностей.

Если раньше мы обращались к интернету в поисках новостей или другой информации, чаще с развлекательной целью, то теперь интернет становится неотъемлемой частью хозяйственных отношений, новым способом передачи денежных и материальных активов. При этом интернет предоставил людям возможность получать товары и услуги, которые ранее были им не доступны.

Все эти процессы не могут быть проигнорированы юриспруденцией.

Также мы понимаем, что роботизация и автоматизация в дальнейшем уничтожат большинство известных нам профессий или коренным образом изменят их суть — это новый, масштабный вызов нашего времени, и мы должны быть к нему готовы.

— Есть ли в этом угрозы профессии юриста?

— Есть немало аналитиков и экспертов, которые считают, что вскоре юридические программы и искусственный интеллект значительно уменьшат потребность в юристах. Так, принималось во внимание качество составления документов программами и способность компьютеров прогнозировать будущие решения суда по делам, а также качество услуг, предоставленных различными юридическими ботами.

С другой стороны, распространено и иное мнение, что автоматизация рутинных, механических юридических процессов уменьшит стоимость юридических услуг для клиентов и таким образом значительно увеличит круг людей, которые будут пользоваться юридическими услугами.

Но я уверен, что, несмотря на ряд существенных изменений, которые без сомнения состоятся в профессии, юриспруденция не исчезнет, а профессиональные адвокаты в ближайшем будущем будут достаточно востребованы.

— Какие это могут быть изменения и каких отраслей права они коснутся?

— Менее всего изменения будут ощутимы в сфере уголовного права. Автоматизация коснется работы этих адвокатов в последнюю очередь, поскольку каждое уголовное дело требует индивидуального подхода. Уголовный процесс предполагает значительную вариативность, к нему намного реже, нежели в других отраслях, можно применить шаблонный подход.

Давайте скажем прямо, что адвокат в уголовном процессе не только выполняет юридическую работу, но и предоставляет клиенту психологическую помощь.

Вместе с тем в работе адвокатов, работающих в сфере гражданского и особенно хозяйственного права, ожидаются существенные изменения. Это, прежде всего, связано с тем, что составление контрактов и соглашений все больше превращается в «механическую работу», которую уже сегодня некоторые программы выполняют лучше, чем обычные юристы.

С развитием децентрализации и распространением электронных платежей, которые будут только ускоряться, в хозяйственной деятельности все чаще используются смарт-контракты — программа, которая автоматизирует весь процесс реализации хозяйственного соглашения, фиксирует всю процедуру заключения и реализации контракта от его подписания до перечисления средств и получения товара или услуги.

Более того, некоторые мои коллеги уже работают над созданием «смарт-суда», который позволит разрешать споры между компаниями по хозяйственным вопросам. По сути «смарт-суд» — это программа, которая способна самостоятельно оценить аргументы сторон и вынести вердикт в споре.

— Есть ли юридические механизмы имплементации идеи «смарт-суд» в правовую систему?

— Я думаю, выходом может быть использование института третейских судов. В третейском судопроизводстве стороны могут передавать право решить спор медиатору, третьему лицу, которому они доверяют. При этом жестких требований относительно процедуры вынесения решений в третейском судопроизводстве нет. Таким образом, ничто не мешает использовать развитое программное обеспечение для анализа материалов дела и вынесения решения. Сегодня это может звучать несколько фантастически, но многие вещи, которые нам казались невозможными еще недавно, — сейчас обыденность.

— Как сегодня ваша компания отвечает на такие изменения?

— Мы достигли значительных успехов во всех классических сферах юриспруденции, вместе с тем сегодня мы развиваем новые юридические практики, связанные с ІТ-правом. Более того, сейчас в нашем штате работают ІТ-специалисты, что было достаточно необычно для юридической компании ранее. Да, мы налаживаем более тесное взаимодействие по современным практикам и кейсам и можем быстро реализовать самые сложные проекты.

Важным преимуществом юридической компании является креативность и возможность мыслить необычно, и в будущем одной из самых главных особенностей юриста будет именно креативное мышление и умение создавать и предлагать клиенту новые, более совершенные, более соответствующие юридические продукты.

— Что вы понимаете под креативным подходом?

— Некоторые отношения, возникающие в современной экономике, не имеют ни регулирующей нормативно-правовой базы, ни разработанных и устоявшихся документов. В таких ситуациях юристы как раз и должны проявлять креативность. Например, недавно перед нами стал вопрос юридического закрепления ведения электронного реестра членства в организации с помощью технологии блокчейн. Для этого мы разработали договор е-реестра, апостилированный английским нотариусом.

Таким образом, мы юридически оформили первую в мире NGO (общественную организацию), с регистрацией членства в блокчейне.

Еще больше таких креативных подходов требуют современные финансовые технологии. Нашим юристам всегда удается найти выход из самых сложных и самых запутанных юридических ситуаций.

— Насколько быстро украинское законодательство адаптируется к современным требованиям, в том числе в развитии финансовых технологий?

— Можно констатировать, что Украина в этом вопросе не отстает. Приятно, что Украина пошла не путем запретов, а путем мягкого регулирования, хотя некоторые судебные решения указывают на то, что суды еще не до конца сформировали свою позицию по многим вопросам, а судьи не понимают сути происходящих процессов.

При этом Национальный банк Украины еще в 2016 году предложил имплементировать технические решения на основе технологии блокчейн для электронных денежных переводов.

Таким образом, можем сделать вывод, что Украина движется в правильном направлении, но еще немало необходимо сделать для полного урегулирования этого вопроса и создания благоприятных условий для инвесторов.

— Изменится ли специализация вашей компании после всех изменений?

— Конечно, одним из поводов изменения нашей концепции стала необходимость реформации, чтобы и дальше соответствовать современным вызовам, что было бы невозможно без внедрения практик ІТ-права, защиты интеллектуальной собственности, защиты информации, финтеха. Мы предоставляем услуги во всех классических областях юриспруденции, при этом наши клиенты, а это как крупные компании, так и стартапы, знают, что могут обратиться к нам по поводу любых актуальных вопросов и получить быструю и квалифицированную помощь.

— У вас большой опыт защиты клиентов в судах. По вашему мнению, украинские суды готовы к рассмотрению споров о нематериальных объектах собственности, ведь законодательство Украины имеет большие пробелы в этой области?

— Перед судами такие вопросы будут возникать все чаще, поэтому развитие практики будет зависеть как от профессионализма корпуса судей, так и от законодателей. В частности, того, насколько оперативно они будут реагировать на изменения, которые де-факто происходят в современном мире.

Сегодня в судебной практике сосуществует большое количество решений, в которых судьи трезво и разумно подходят к решению сложных вопросов в этой сфере, и решений, в которых такие обстоятельства исследованы не полностью, при вынесении которых используется несколько формальный подход.

Считаю, что многое будет зависеть от нового состава Верховного Суда, который должен обеспечить постоянную практику и работу судов низших инстанций.

— Каким образом новые технологии могут быть применены в адвокатуре?

— Мы отстаиваем мнение, что адвокатура должна быть движущей силой и примером внедрения прозрачности и открытости, поэтому использование самых современных технологий здесь пригодиться. Мы считаем реформирование адвокатуры одной из самых насущных необходимостей и этому может способствовать перевод всей адвокатуры Украины на открытые реестры с использованием технологии блокчейн и внедрение электронной формы выборов в органы адвокатского самоуправления. Это позволит избежать коллизий и манипуляций в работе этих органов, сделает их ближе и понятнее для всего адвокатского сообщества.

— Вы уже 15 лет в юридическом бизнесе, ваша компания входит в число ведущих юридических фирм Украины, скажите, почему вы решили провести ребрендинг?

— Следует отметить, что это не просто ребрендинг, это изменение философии компании. Мы решили предложить другой подход к организации юридической компании как таковой, изменили взгляд на оказание юридических услуг. Мы считаем, что предоставления идеальных услуг сегодня мало.

Современные технологии ставят перед компаниями новые вызовы, и мы должны точно и своевременно на них отвечать.

Наша идея заключается в том, чтобы сделать не просто юридическую компанию, а несколько масштабнее, а именно — ассоциацию компаний, которая предоставляла клиентам услуги во всех необходимых им сферах — маркетинга, ІТ, юриспруденции и среди которых JN Legal отвечала бы за юридическую сферу.

— Какие знания и навыки уместно приобретать в юридических вузах сегодня, чтобы быть востребованным юристом через десять-двадцать лет?

— Работа юриста, связанная с более консервативным подходом и знанием норм, со временем отойдет в прошлое, об этом прямо свидетельствует стремительное развитие новейших технологий анализа стандартных юридических ситуаций и технологий, которые автоматизируют создание необходимых документов для таких ситуаций.

Таким образом, юристы будущего будут востребованы только в том случае, если они смогут показать творческий, креативный подход к разрешению нестандартных и сложных юридических ситуаций. И обучение юридической науке также должно измениться в сторону развития творческого подхода, более того, этот вектор прослеживается не только в юридической сфере, это новая реальность для всего бизнеса.

(Беседовала Ирина ГОНЧАР,

«Украинский адвокат»)

Форма обратной связи:

Вы не ввели имя
Вы не ввели контакты
Вы не ввели контакты
Вы не ввели сообщение

Все поля обязательны к заполнению

Ваше сообщение успешно отправлено

В ближайшее время с Вами свяжется специалист нашей компании и ответит на вопросы.

Спасибо за обращение!